Mayantal
A mind is like a parachute it only works when it is open
Люцифер выглядел жалко и страшно, то есть как обычно. Бог посмотрел на него задумчиво и потянулся за очередной бутылкой "Балтики-9". Люцифера передёрнуло. "Разве можно пить эту гадость?" - подумал дьявол.

- Итак, папайя и абрикосы - тоже облом, - констатировал Бог. - Н-нуте-с, придумаем что-нибудь ещё...

Люцифер взорвался. Он брызгал слюнями и плевался огнём, он вопил, что ноги его больше не будет в Эдеме; он награждал Адама и Еву такими эпитетами, что награждаемые вряд ли бы их поняли, даже сподобившись услышать. Во всяком случае, пока. До грехопадения.

А с грехопадением получался, по меткому выражению Бога, облом. Ева отказалась есть яблоко, Адам вообще не стал слушать змия, угрюмо бросив "уйди, зелёное". Змий ушёл, так как ног, согласно сюжету, ещё не лишился. На следующее утро Бог велел не есть груш. Змий, якобы случайно забежавший к полудню с предложением попробовать "дуже сладких дуль", столкнулся с непониманием. Потом были бананы и запрет выкапывать картошку...

- Слушай, Боже, - успокоился Люцифер, извлекая из воздуха банку безалкогольного "Холстена", - а если запретить есть вообще? Жрать захотят - грехопадут как миленькие!

Творец посмотрел на дьявола с жалостью: "вот и объясни такому, что значит имидж и почему о нём надо заботиться".

Неделю назад Адам, медитируя на искорки, получавшиеся от удара камнем о камень, нечаянно спалил половину субтропического пояса Эдемского сада. Запрет Божий припоздал, Адам уже выкинул камни в речку.

Люцифер до крови искусал локти и подбил Бога запретить людям кидать что бы то ни было куда бы то ни было. Адам хмыкнул и повиновался. Некоторое время за кокосами приходилось лазить на пальму, пока не запретили и это.

Архангел Михаил, желая выслужиться, подкинул идею почитания Творца через священнодействие - авось собьются. Теперь каждое утро у Адама и Евы начиналось с сотни подпрыгиваний на левой ноге и иных, не менее идиотских поступков, объявленных архангелом -карьеристом священными.

Несколько подавленный ангельской инициативой, Люцифер указал, что люди, пока ещё совершенные по определению, не собьются никогда.

Михаил признал, что поторопился с идеей, но заповедь всё равно решили не отменять, понадеявшись на то же самое "авось".

- Я беспокоюсь о хищниках, - сказал Бог, прикончив пиво. - Они на мясе должны работать, а не на траве, которую сейчас лопают. Вымрут ведь. Вон, динозавры уже вымерли.

- Все? - из вежливости изумился Люцифер.

- Все, - подтвердил Бог. - Хищники - от расстройства желудка, а для травоядных просто не хватило пищи. Там же такие проглоты были, что ой-ёй-ёй. Эдем не проектировался для длительного обитания. Весь дизайн был рассчитан на то, что Ева - любопытная дура.

- Перемудрил ты с этим ребром, Господи, - критически заметил Люцифер. - Лилит тебе, вишь, не по нраву пришлась, так и расхлёбываем до сих пор.

- Я вот чего не понимаю, - вслух подумал Бог, пропустив слова дьявола мимо ушей. - Ведь мы их уже достали по самое не могу, а они всё терпят. Неужели им не надоело?

Дьявол поперхнулся "Холстеном", пробормотал "я сейчас" и исчез. Вернулся он, сдержав слово, через час. Бог уже был хороший и благодушно грозился кому-то отсутствующему, что поводит его сорок лет за салом.

- Ну, до утра, - ухмыляясь, сказал Люцифер и исчез вновь. Бог пожал плечами и выпил ещё пива.

...Сад Эдемский перестал существовать. Что пощадил пожар, не пощадили руки. Умелые, с отставленным большим пальцем, заботливые человеческие руки. Творец признался себе, что люди удались на славу. Пример: как можно выворотить из земли секвойю голыми руками? Бог не знал. Истоптанную и пожухшую за одну ночь траву усеивали банановые шкурки, картофельные очистки и множество иных объедков, включая куриные и буйволиные кости. Однако яблочные огрызки всё же преобладали.

- М-да, - не удержался от реплики Бог. Материализовавшийся рядом Люцифер взирал на остатки Эдема с некой отеческой гордостью. Бог повернулся и сгрёб дьявола за шиворот.

- Что ты им сказал? Что ты им сказал, сволочь? - глас Божий был обманчиво ласков и задушевен.

- Я? А чего я? - Люцифер ещё не решил - качать права или каяться, так что голос его сбивался на самые причудливые интонации. - Я им вообще ничего ничего не говорил, в том-то и дело!

- Это как? - такой тихий и многозначительный Божий глас, произносящий слова "ну, поехали" люди услышат только перед Апокалипсисом. Сатана испугался.

- Ну, мы же им сами, на пару, только и говорили, что делать и как жить. Ты говорил - "делай так", а я - "делай наоборот". А вчера я просто спросил - самим-то чего хочется? Ну, вот и... того...

Господь отпустил Сатану, тот тяжело перевёл дух и постарался сделаться совсем незаметным.

- А всё-таки, - не удержался дьявол, - всё-таки это ты их такими сотворил, Господи...

- Пошёл вон, - не оборачиваясь, буркнул Бог. Люцифер хлопнул кожистыми крыльями и исчез. Господь подумал ещё немного, извлёк из воздуха бутылку девятой "Балтики" и отправился прогонять Адама и Еву.

Всё снова пошло по плану.

Автор: Джаггернаут aka Семнадцать отвратительных енотов. Текст со страницы www.juggernotes.com